Author: | Date: 21.12.2011 | Please Comment!

Аделаида Семеновна Симонович принадлежала к тому типу журналистов, для которых напечатанное слово не только не могло быть «вырублено топором», но и являлось основой и отражением собственной жизни, ибо жили они «по написанному» ими же самими.

Журнал «Детский сад», основанный Аделаидой Семеновной вместе с мужем, детским врачом и педагогом Яковом Мироновичем Симоновичем, возник из желания поделиться размышлениями об общественном воспитания детей. Мысли эти были обусловлены собственной деятельностью на таком поприще, и практический опыт Симоновичей вскоре дал возможность подобным размышлениям вырасти в целостную педагогическую теорию дошкольного воспитания. Статьи из журнала «Детский сад» за 1866-1868 гг. были изданы книгой «Практические заметки об индивидуальном и общественном воспитании малолетних детей» в 1874 году, затем — в 1884 году в переработанном и исправленном Аделаидой Семеновной варианте — под несколько измененным названием – «Практическое руководство к индивидуальному и общественному воспитанию малолетних детей». В 1907 году в издательстве И. Сытина вышла книга «Детский сад (практическое руководство для детских садовниц)» с рисунками дочери – Н.Я. Ефимовой–Симонович.

Сама мысль заняться организацией детских садов в России, «делать самое маленькое дело», была подсказана Аделаиде Семеновне Герценом, с изданиями которого девушку познакомил будущий муж, тогда еще студент. Герцен «стал [ее] героем, [ее] божеством, учителем жизни». Именно к нему за советом «с ничтожной суммой денег» молодые супруги поехали в Женеву в 1864 году, когда в стране задул ветер реакции. Мечтая организовать свободную школу и лишенные этой возможности в России, они хотели открыть таковую в Швейцарии для эмигрантов. Но Герцен, видя их искренний энтузиазм, посоветовал им вернуться на родину, ибо она сейчас «нуждается больше чем когда-либо в молодых честных людях».

Живя в Женеве, А.С. Симонович получила возможность ознакомиться с опытом первого народного детского сада, организованного благодаря инициативе племянницы знаменитого педагога Фридриха Фребеля: «Толпа маленьких детей, игравших в светлых комнатах и на открытом воздухе, ласковые детские садовницы, оживление и радость произвели на нас чарующее впечатление. Серьезное отношение к дошкольному воспитанию было новостью не только в России, но и на Западе». Решив по совету Герцена возвратиться в Россию, супруги изучили также организацию детских садов в Германии и, полные впечатлений и желания создать такие сады на родине, вернулись домой. Здесь, в Петербурге, они и открыли детский сад и стали в 1866 году издавать ежемесячный журнал, объемом около 350 страниц, «в котором помещался весь материал, добытый [ими] наблюдением и опытом». По сути, журнал «Детский сад» стал пособием в деле воспитания маленьких детей. А.С. Симонович вспоминала в 1917 году: «Материал для занятий в детском саду совершенно отсутствовал. Пришлось составлять игры, работы, рассказы, подбирать песни и прочее. <…> У нас не было сотрудников: все статьи были составлены исключительно нами двоими, корректура, конторская работа – все исполнялось только нами. Даже отправка по почте. Это был в полном смысле слова журнал кустарного происхождения, существовавший без основного капитала, только личным трудом». Но журнальное дело увлекало Аделаиду Семеновну, и прежде всего как возможность поделиться своими педагогическими идеями. В свое время ее привлек издательский опыт Л.Н. Толстого, она вспоминала, что «появление педагогического журнала “Ясная Поляна” произвело переворот в [ее] уме. Этот великий протестант против рутины искал сам, на практике, в своей школе, новые методы преподавания».

«Детский сад» Симоновичей тоже был нацелен на новаторские идеи в деле дошкольного воспитания — уже потому, что сама мысль об общественном воспитании маленьких детей в России была практически не востребована. В редакционной статье первого программного номера журнала говорилось: «У нас на воспитание маленьких детей обращают мало внимания. Главной целью журнала стало разъяснение необходимости создания детских садов и «содействие к их распространению в России посредством практических указаний». В журнале публиковались статьи по воспитанию, образцовые уроки по разным предметам, педагогическая хроника, критика и библиография детской, учебной и педагогической литературы, рассказы для чтения детьми, смесь (мелкие известия из детской жизни, игры, забавы, разные педагогические новости и прочее).

Восприняв мысль об общественном воспитания ребенка из идей Фребеля (само понятие «детский сад» — это перевод фребелевского Kindergarten), Симонович отнюдь не призывала точно следовать методике этого педагога. Она считала, что российские детские сады должны быть созданы на народной, русской почве, в них не должно быть чрезмерного дидактизма, убивающего самодеятельность ребенка, мешающего развитию в нем творчества. Этому была посвящена статья «Самодеятельность моего ребенка» в №8 журнала за 1866 год. Размышлениями о системе Фребеля полны и статьи «Оценка книги “Детские сады, метода воспитания и преподавания Фридриха Фребеля“» в пятом номере журнала за 1867 год, «Критика системы Фребеля» первом номере «Детского сада» за 1868 год и другие. Журнал во многом исходил из идей К. Д. Ушинского, здесь предлагались подвижные игры, которые отражали жизнь русской природы, труда и быта русского народа и сопровождались песнями с русскими мелодиями и текстами. Уже много позже, через 30 лет, в журнале «Вестник воспитания» А.С. Симонович снова выступила с мыслью о необходимости сохранять в детских садах, которых пока ничтожно мало, национальные особенности, не вводя ни механизации в занятия, ни педантичной последовательности, ни докучливых разговоров, ни строгой дисциплины.

Вместе с тем в журнал «Детский сад» не собирался открещиваться от опыта, накопленного в Европе, где идея организации детских садов набирала силу и находила широкое практическое применение. В первом номере издания появилась статья «Успехи детских садов», где рассказывалось об обществах в Германии, способствующих созданию этих учреждений. Такие общества успешно действуют в Берлине, Гамбурге, Магдебурге. «К величайшему удовольствию всех поборников детских садов, — говорилось в статье, — последние начинают распространяться и вне Германии. Требования образованных детских садовниц стали появляться также и в Англии, Франции, Бельгии, Швейцарии <…> Из вне германских садов нам известно существование трех детских садов в Нью-Йорке и Массачусетсе».

Здесь же, в первом номере нового журнала, были сформулированы и основные принципы, на которых должна строиться работа таких учреждений: «Детский сад есть воспитательное заведение для маленьких детей от 3 до 7 лет, без различия сословия и пола. Он не есть учреждение, в котором дети только играют между собой, как дома, не руководимые никем; точно так же он не есть учреждение, в котором имеется только надзор за поведением детей; цель детского сада есть развитие детей телесно, нравственно и умственно и таким образом возможность дополнять, с одной стороны, недостаточное (по многим причинам) семейное воспитание, а с другой стороны, приготовлять детей к поступлению в школу; поэтому детский сад есть связующее звено между семейством и школой». Демократический смысл подобного заявления несомненен: детский сад – учреждение внесословное, а обозначенная воспитательная цель его практически совпадала с первой частью «формулы» прогресса, представленной П.Л. Лавровым в его знаменитых «Исторических письмах». О демократических симпатиях редакции журнала говорят и публикуемые здесь рассказы для детей. Так, например, в рассказе «Пожар» речь шла о тяготах крестьянской жизни: «Крестьяне платили еще подать – деньгами. Где же им деньги взять? Хлеб, который родится у них, им едва хватает на целый год. Молоко от коров, яйца от кур, шерсть от овец, лен и конопля, — все это крестьяне не могут продавать, так как у них есть дети, которых они кормят и одевают».

В этом смысле очень важно понять, как А. С. Симонович смотрела на главное действующее лицо в этом процессе созидания личности – воспитательницу детского сада, или — как замечательно в свое время ее назвал Фребель – садовницу: она «должна быть образованное лицо, преданное воспитанию детей; она должна быть энергична, бодра, свежа, весела, строга, но не злопамятна, взыскательна, но не придирчива. Она должна знать природу детей и различные ее проявления у различных субъектов. От степени умственного и нравственного развития садовниц зависит характер и направление детского сада. Садовница должна быть знакома не только с практической стороной, с техникой детского сада, но и с педагогикой вообще и стоять на такой степени развития, чтобы быть в состоянии влиять на детей». Главное в этом требовании редактора журнала к детской садовнице, конечно, образование, поскольку оно определяет и степень умственного и нравственного развития человека. Однако высшее образование для российских женщин было недоступно (сама Аделаида Семеновна попыталась в юности слушать лекции в Московском университете, но ее «просьба была с глумлением отклонена»), и мысль о необходимости такового тоже ставила редактора «Детского сада» в один ряд с деятелями демократического движения в России.

Так же как и одна из видных участниц этого движения Е.И. Конради-Бочечкарова, ратовавшая за право женщин на высшее образование и аргументировавшая его необходимость в том числе и ролью женщины-матери в обществе, А. Симонович считала, что «мать — это народная сила; в ее руках вся будущность страны<…> Высокое призвание матери состоит в том, чтобы воспитывать в ребенке дух самобытности, т.е. мать должна внушить ребенку те воззрения, которые заставят его всецело отдаться жизни и работать на общую пользу». Но «пока женщина не сделается всесторонне развитою и сведущею — до тех пор она не должна воспитывать детей, ибо она не сможет». Кроме того, А. Симонович считала, что женщина не может замыкаться только в семье, она «должна работать непосредственно не для одной семьи, а для всех». Вместе с тем редактор «Детского сада» была убеждена, что до трех лет ребенок должен оставаться в семье, никто не заменит в первые годы «любящих инстинктов матери». Но только в детском саду удовлетворяется потребность ребенка «в товарищах для игр и занятий», здесь он научится жить в обществе, товариществу, дружелюбию, уважению к другим. Считая главным средством дошкольного воспитания и образования игру, А. Симонович видела в ней и возможность ввести в воспитание главное – труд, ибо «всякий труд уважаем, нет разницы между пахарем и писателем». Размышляя о нравственной составляющей в общественном воспитании детей, Симонович публикует интересную статью «Самолюбие, гордость, эгоизм», где высказывается очень важная мысль, что «научить сочувствовать радостям сложнее, чем состраданию». В журнале «Детский сад» особо обращалось внимание на важность систематического ознакомления ребенка с окружающим миром – «родиноведение», что тоже возможно именно в коллективе.

Однако, отмечая значение общественного воспитания детей, А. Симонович никогда не мыслила его изолированно от семейного и всегда подчеркивала, что «самое естественное воспитание, которое только человек может получить, есть воспитание в семье», и родители должны ежедневно уделять ребенку достаточно внимания; только около 5 часов в день он проводит в саду, где учится жить в обществе, все остальное время принадлежит матери и отцу. В первом, программном номере журнала говорилось, что редакция «не будет упускать из виду и домашнего воспитания, ибо последнее должно гармонировать с воспитанием детского сада, в противном случае оно парализует его благотворное действие».

А. С. Симонович мечтала о том, чтобы государство, как это она уже видела в Женеве, Вене и Берлине, устраивало такие детские сады — с большими, светлыми, чистыми, хорошо вентилируемыми комнатами, где бы с детьми занимались образованные садовницы. Она с горечью писала, что в одной только Вене детские сады принимают 1500 детей, в Берлине — четыре с половиной тысячи, тогда как во всей России детскими садами охвачено только 1000 детей, и эти сады частные. Ее заинтересовала специальная семинария в Вене, где готовили воспитательниц для детских садов, а также возможность бесплатно посещать садики детям из бедных семей. Симонович писала и хлопотала о бесплатных детских садах для детей рабочих. Но прошло почти двадцать лет с того момента, когда Аделаида Семеновна попыталась воплотить свою идею общественного воспитания детей в жизнь, однако ничего в отношении государства и общества к этой проблеме не изменилось, и Симонович в 1884 году констатировала: «На самом-то деле у нас не только нечего думать о бесплатных народных детских садах, но и о детских садах с платой».

Журнал «Детский сад» под руководством А.С. Симонович просуществовал около трех лет. Супругам из-за материальных проблем пришлось уехать в Тифлис, где они открыли детский сад для ребят разных национальностей. По возвращении в Петербург Аделаида Семеновна основала элементарную школу. В 1886 году после безвременной смерти мужа Симонович переехала в имение зятя в Тверской губернии, где создала в Калачево школу для местных детей, организовала ясли.

Свои идеи общественного дошкольного воспитания А.С. Симонович успешно применила в семье, где было шестеро своих детей, приемная дочь, а также фактически воспитывались племянники – дети сестры Аделаиды Семеновны, старший из которых – Тоша – стал знаменитым художником Валентином Серовым. Впоследствии его мать, музыкант и композитор, так же как и отец художника, вспоминала: «Семья Симонович играла преобладающую роль в период формирования его характера, имела огромное влияние на склад его убеждений, принципов. <…> Он крепко симпатизировал самой г-же Симонович. Во всю жизнь испытывал к ней редкое доверие, редкую привязанность». Об удивительной атмосфере добра, товарищества, творчества, царившей в этом доме, где жили очень небогато, но интересно, вспоминала дочь Симоновичей, художница Н.Я. Ефимова. Аделаида Семеновна вырастила прекрасных детей, несмотря на постигшее ее горе (в 40 лет она осталась вдовой с огромной семьей на руках). Семена доброго, разумного, вечного, посеянные ею с мужем, дали прекрасные всходы. Их внуки защищали родину в Отечественную войну, сохраняли и развивали российскую культуру, был среди них и французский ученый, лауреат Нобелевской премии. Но это уже совсем другая история.